РусскийEnglishItalian

Киев, ул. П.Калнышевского 7А, пн-пт с 9:00 до 18:00 сб-вс - операционная и лаборатория

БРЕМЯ МЕДРЕФОРМЫ

Взгляд врача-практика, не более.
Суть принятой медреформы до конца не понимает никто, поскольку она писана представителями разных направлений предоставления медицинской услуги. Соответственно с разными взглядами и понятиям. Не без преследования своих, к сожалению, корыстных целей.
Бегло, документ сей мне напоминает сказку «Сорока-воровка», которая кашу варила, деток кормила. Этому дам, этому дам, а этому не дам. А че этому не дам никто никогда не узнает. Это если о деньгах иже с ними.
Меня больше беспокоят риски, которые скрыты, понятное дело, для практики. О чем речь?
То, что мы будем оказывать медпомощь (не зависимо от того дадут нам денег или нет, оказывать мы ее обязаны, по крайней мере, это выходит из смысла) по протоколам, которые нам «спустят, спустили сверху» - это один аспект. Тут все понятно. Тут даже прибыль фармкомпаний и производителей медпродукта можно посчитать.
Что на счет уникальных практик в медицине? Без пафоса и помпезности. От чистого сердца. Эта проблема не только для нас, это есть и в мире. Хочу упомянуть в этом аспекте великого человека.
Не по наслышке знаю Марка Поссовера (если интересно Mark Possover, спросите у гугла), поскольку лично имел честь слушать лекции и смотреть его работу он-лайн . Жизненный путь – не позавидуешь. По сути был изгнаг из центра Европы. Сначала из Франции, затем из Германии. Дальше Индия. А все почему? А человека тянуло за границы, за рамки действующей практики.
Да, въехал он в итоге в Старушку на белом коне. Сегодня это ВЕЛИЧАЙШИЙ ХИРУРГ. Но какой ценой? Об этом мы почему не думаем. Ну мы думаем, а вот писатели законов – уверен нет.
А сколько судеб врачей, врачебных семей поломано? Это просто так?

Как я это понимаю? Документ определяет, что разработка стандартов медицинской помощи, проведение оценки медицинских технологий, аккредитацию учреждений здравоохранения будет осуществлять специализированное государственное некоммерческое агентство.
Вот здесь поподромнее. Например, в репродукции, все государственные некоммерческие специалисты отстают от коммерческих, об этом я неоднократно говорил, и не устану повторять. Совершенно по объективным причинам. Замечу, у них – наоборот.

Лирическое отступление на примере личного опыта. Куда более прозаичнее. Чистая медицинская практика. Не более. В далеком 2003, ваш покорный слуга, впервые в нашей горемычной стране, сделал операцию - метропластику при аркуатной матке (аркатная матка, если коротко, то это провисание «потолка матки», если можно так сказать). Еще раз подчеркиваю. Я это не придумал сам. На первых своих курсах, было это в Великом Княжестве Люксембург, по гистероскопии внимательно посещал и слушал лекторов. Так вот. Главный гистероскопист Европы (в те времена) читал лекцию и обратил внимание на особенность матки в виде провисания дна. У них ведь за детьми собираются не сразу после 11-го класса. В общем, отмечалось, что фундальные хирургические жесты при гистерорезектоскопии ассоциированы с достоверным повышением плодовитости, ну и тд и тп (по-простому – если срезать нависший потолок, то будет лучше). В общем, окрыленный этими мыслями я приступил к своему поприщу - гистероскопическому повышению фертильности при разных патологиях полости матки. За что мои любимые коллеги множество раз порочили мою репутацию.
В итоге, в 2013 принимается классификация, которая спустя 2 года, уже в 2015 принимается во всем мире. Я, по мнению моих коллег, занимался гипердиагностикой.
Спустя десять лет, достигается консенсус по поводу аномалий полости матки. 10 лет мне пытались ткнуть «нож в спину», что я занимаюсь, чуть ли не членовредительством. И мой стент в моем сердце в 46 лнт тоже благодаря, если хотите, переживаниям «Правильно ли я все понимаю?» . У мене еще есть пару десятков подобных историй в моей практике. Ну да ладно. Уверен, что таких историй мои коллеги с других специальностей могут рассказать не меньше. Например, когда-то в Стамбуле в 2005, понятное дело, на конференции я рассказал в кругу общения о своей уникальной операции, тогда она была всего второй в мире. Так один черт, доктор наук, профессор аж выкрикнул: «А кто Вам это разрешил сделать?». Ребенок разрешил, котрый хотел жить и родился, что было не возможным без операции. Так вот эта наша самая реформа уже не на словах а на деньгах будет бить по рукам нормальным врачам, которые что-то знают и что-то умеют. Она коснется, в том числе, и «первопроходцев». И если сегодня это вопрос «сам дурак», то завтра это деньги, которые всякий попытается достать вырвать из врача, который сделал что-то «не так». С одной стороны, может это и правильно? Что тебе надо? Сиди тихо тихо, получай свою копеечку и не высовывайся.

Что меня пугает в этой медреформе? Не то, то в общем наша медицина находится, скажем так, не на очень хорошем уровне. И эта медреформа не позволит ей (медицине) сделать «Брусиловский прорыв». В протоколах ведь не будет современных уникальных вещей, иногда жизнеспасающих. А значит и платить за это не будут.
Вот здесь и есть одна из проблем.
Я не беру протоколы, которые, не редко не соответствуют современным научным и практическим направлениям.

Что делать нам, врачам, которые следят за прорывами в медицине??? Вы скажете, пишите протоколы. Но вы ведь понимаете, что этого никогда не будет. Поэтому-то врачи и в авангарде, что они не пишут протоколы. Времени жалко на ерунду терять.
Я не зря так много внимания уделил аркуатным маткам выше.
Еще раз напомню 2013 – принимается Европейский консенсус по маточным аномалиям. Да, слова аркуатная матка там уже нет, формально. Но описание аномалии есть – т.е. данная аномалия канонизирована.
Я писал о пациетке, которая в Амстердаме прошла 6 попыток ЭКО. В этом году, 2017, в январе – она приехала с полным пакетом медотчетов. Так вот, в диагнозе написана «аркуатная матка». Там тоже протоколы не быстро меняются. Три с гаком года. Европейская страна куда нам. А инерционность существует везде, даже в развитых европейский или других странах. Человеческий фактор. Поэтому я считаю свои выводы неголословными. Вот такое мое мнение по поводу риском на уровне практикующего врача
ЧТО ДЕЛАТЬ ГЛОБАЛЬНО?
Отдать госмедучреждения в аренду. Кроме ургентной практика. Пока. Кому хотите. Коллективам, коммерческим медучреждениям, что предпочтительнее, ПАО, ЗАО, АО и тд и тп. Не завтра, не послезавтра. За десять лет, за двадцать. Я точно уверен, что большЕй катастрофы, чем сейчас, не будет.
И посмотрите. Бюджет со временем не будет нести такую нагрузку. Вы спросите, кто будет делать социальную медицину. Я думаю, что интерны, клинординаторы и молодые врачи с удовольствием займут эту нишу. Не в 15 ноль-ноль домой, а за науку с утра до ночи будут грызть науку и практику. А куда им деваться? Рядом будет высокооплачиваемый врач, который никогда не поделиться своими пациентами. Никогда. А если поделится пациентом, то поделится и доходом. А с опытом и временем молодой врач станет зрелым, ну и так далее. Посмотрите на Францию и вам станет все понятно.
Постепенно уменьшится коррупция. Она не исчезнет. Владельцы коммерческих медучреждений знают об откатах даже в ситуации с максимальным учетом.
Да попервах будет не легко. Потрясет. Сейчас прошу лицемеров, если такие попадутся среди читающих помолчать. Или вспомнить 90-е. Тогда тоже было не легко.
В первую очередь петля на шее начнет затягиваться у административного блока медицины. Сегодня администрирвание медицины – это злокачественная опухоль с метастазами. Уверяю вас, что с момента, когда до минимума уманьшится количество госмедучреждений метастаз уже не будет, а опухоль будет уже доброкачественной.
И вот тогда, через 20-30 лет, когда картина медуслуги будет более менее понятна ратифицировать вчерашнюю медреформу.
Вот тогда эти, если я правильно понял, 97 000 000 000, будут как раз к месту для развития, а не для чистого проедания.
Вот тогда и возможны приличные исследлования в большом объема. Тогда начнет расти и наука, в том числе.
Это говорю я, врач, прошедший свое поприще и пока несущего свой крест от рядового с окопа, как говорится.

Олег Берестовой


Виртуальный тур по клинике
Первый этаж Второй этаж

Киев,
ул. П.Калнышевского 
7А (М. Майорова 7А),
секция 7 å

Пн-Пт с 9:00 до 18:00
Сб-Вс - операционная и лаборатория